Lady Monte Christo (heaven_spire) wrote in digital_love,
Lady Monte Christo
heaven_spire
digital_love

Рreparty of the Transformation Art

Оригинал взят у heaven_spire в Рreparty of the Transformation Art


DATA:
1. Индиго-существо Джилл послано на нашу планету древнейшим Сверхразумом (гуманоидом-монахом "Джоном") для спасения Земли от упадка и апокалипсиса.
2. Система корпораций использует Джилл для укрепления финансового и социального статус кво (продления инволюции и упадка).
3. Древние Боги, изгнанные Системой в 6 измерение, где нет гравитации, только левитация, стоят перед задачей спасения своей ноуменальности. Используют Джилл для эволюции своего вида и продолжения рода. Расхождение с общепринятой на текущий момент "теорией заговора" о том, что за Бильдербергским клубом стоит раса Рептилоидов и сотрудничает с финансовой пирамидой мира.
4. Оппозиционер Системы - Никопол. Желает изменить мир, но оказывается игрушкой в руках Богов и Системы, как часто случается с революционерами.


Уносящий воображение за пределы всего возможного постапокалипсический фильм "Бессмертные. Война Миров" ("Пока жив - бессмертен") погружает реципиента с первых кадров в невероятное волшебство, и искра гениальности, которая одухотворяет любое нагромождение бутафории из стилей, костюмов, музыки и терминов, превращает картину в Искусство.



Тайна, потоком сознания, тонкими эмоциональными штрихами через визуальные и музыкальные нюансы осязаемо плещется в воздухе кинозала или клуба, и зритель понимает, что Город с рогатыми серыми небоскрёбами и романтичными улочками, только один из миллиардов портов, вокруг которых так же пульсирует Жизнь, и наш мир тоже бесконечен, а мы так же бессмертны. Искусство 3D образов Энки Билала, которое мы видим через проекцию камеры Паскаля Жаннесо, образы художников Жана-Пьерра Фуйе, Софи Кэмпбелл, Мими Лемпика, игру замечательной Линды Харди, - моментально, как медийный мост между дающим миром "Бессмертных" 2095 и принимающим миром 2015, передаёт нам сигнал из другой Цивилизации, а может быть, из нашей будущей, в наш мозг как информационный носитель, который тут же использует эту информацию на своём личном языке потокового восприятия, и каждый зритель преобразует эти данные, и транслирует через свои ассоциации и смутные обрывки памяти в окружающую действительность, странными бликами и тенями, телепатически и неосязаемо, и при этом оставляя за коммуникатором право объединения миров всех реципиентов в один порыв, - что и отличает акт творчества от обыденной жизни. А этих миров, - если взглянуть на Небо в звездную ночь, - миллиарды, и как же познать их все? И какой-нибудь ди-джей, хипстер или кибер-панк, будет мучительно искать, откуда это в нём, - но право объединения всех индивидуальных миров в одно сознание, Антенну, Тёмную Башню остаётся за главным коммуникатором - этим фильмом.



И его атмосфера, - волнующая и непостижимая, - создаёт со зрителем то визуальный коннект, - чего стоит только то футуристический фэшн-театр, - трепещите все дома высокой моды и дизайн-студии нью-урбанистики, - то мистериально-звуковой, где будоражащая душу музыка пабов, в которых рекой льётся водка "Тарковская", почему- то вызывает в душе смутные воспоминания, - эхо ли это прежних жизней, - будто бы мы жили уже в этом мире когда-то, - или сладость воспоминаний о будущем, - ведь время - это петля, и, может быть, всё это уже произошло с нами когда-то?[Spoiler (click to open)]





«Hjartad Hamast» группы Sigur Ros, своими великолепными cyber-electro dupstep и хипстерскими саундтреками заставляют трепетать и память, и воображение, и вместе с Горан Вейвода, уловивший музыкальные тренды минимум лет за 10 до пика подобной музыки на Glastonbury,



вдруг разрывают этот психоделический и сюрреальный коннект, - и, несмотря на тревожащие подсознание смутные образы архетипических богов Египта и кибертехношаманизм, оживляющие в генетической памяти гейм-миры и фэнтези-сны, - в стремительных полётах между небоскребами и левитирующей пирамидой, между Богами, простирающими свои гигантские крылья над Нью-Йорком, или в бешеных гонках между странными улицами и серыми камнями, где видеоряд ожившего комикса погружает в игру вплоть до эффекта Стендаля, - музыка и визуальные видения неожиданно резко толкают зрителя в кипящий котёл свободы и эйфории уже наших улиц, с их надеждами и страхами, мечтами и амбициями, и снова загоняют нас в горнило иных измерений, и инсайтов, и архетипических богов, и Индиго, - и вот, как будто бы уже все это настигло нас, и сейчас моментально растворит, дестабилизирует, отнимет понимание или же подарит ответ, - то ли в радости, то ли в кошмаре, а может быть, и в глазах беззащитной и истекающей blue blood of soul Джилл, затерянной в океане Космоса, - Любовью выброшенной к нам, - или в таблетках ее пастыря Джона, навещающего её в той пустоте, где ничему человеческому, ни добру, ни злу нет никакого входа, - вся мистерия мгновенно кончается.

Это фильм-эксперимент и фильм-притча одновременно.

И... потому в рецензии мы будем беспощадны и с точки зрения культурологического анализа, и с точки зрения психики читателя, и будем пить только водку. Только "Тарковскую" :). Что остаётся нам, постинтеллектуалам постиндустриального мира ещё, кроме этого?



Режиссёр и отец идеи - знаменитый французский художник Энки Билал, инопланетный культуртрегер и захватчик ума, разрывает шаблоны современного среднестатистического сознания Земли и погружает его в феноменальное состояние, когда любой символ, знак воспринимаются за пределами двумерности или трёхмерности Пространства и Времени, и погружает зрителя в происходящее по законам психологии не земного, а инопланетного происхождения. Энки Билалу, возможно, чтобы стать столько же популярным в мире, как Брайн Ино, немного не хватило попсового чутья Люка Бессона, а может быть, наоборот, ему было всё равно. Ведь он серб и чех, и - часть того самого "Племени Парижа", описанного Пауло Коэльо в "Заире". Сам видеоряд фильма является носителем измененного состояния сознания, а визуальные эффекты используют, - будто кисть полотно художника, - мозг зрителя, и авторы открывают нам, - этим уникальным медийным приёмом, - врата восприятия в наше собственное запределье, расширяя возможности нашего мозга, и тем самым в синтезе сознания человека и информационного носителя создаётся новая дополненная реальность - экзокортекс. В этом неоспоримое новаторство художника, и, возможно, в будущем столь же интересным окажется проект «Доктор Стрэндж» Дерриксона с Камбербэтчем в роли доктора, чей технократизм настолько близок колдовской трансцендентности, что грани между ними растворились, и, в лучших традициях технокибершаманизма, учёный возвращается в мистерию первобытного колдовства вместо чистой и безжизненной науки.



В традиционном киберпанке этот приём начал использоваться около 20 лет назад: в романах Уильяма Гибсона ("Граф Ноль", где героиня выходит в вирт без гаджетов) или произведениях Джеффа Нуна ("Вирт", где мозг сам является гаджетом). В "Превосходстве" Пфистера (на языке оригинала "Трансценденция"), показана встреча человечества с новой версией самого себя через слияние мозга и компьютера, - трансценденция экзокортекса. И начало нового мира мы уже видим: за последние лет 15 возникло искусство дополненной реальности, этакий вирт-церемониал, где использование как носителя информации мозга человека или его биополя, является обыденностью грядущего трансгуманизма, когда виртуальная реальность и мозг индивидуума объединятся в одно состояние сознания.

Сегодня этим стали и кибер-арт, и социальные сети, и новые сайты художников, где практикуется коллективная работа в двух- или трехмерном редакторе, когда артефакт образа, создаваемого одновременно несколькими художниками из их бессознательного, воплощает единицу информации – в виде отражения снов сразу нескольких людей, соединенных портальными переходами из мозга в мозг, и создающих слепок своей коллективной личности в виде пространства (3D), или плоскости (2D) как новый артефакт. Творя совместно и воплощая свои сны как единый сон, люди на таких сайтах как бы входят в свою суть, познают свою душу, и происходит духовная революция. Люди вспоминают, кто они такие. Например последняя работа французских художников NeonScrew (Pluxus) : «Ритуал в фотошопе пятикрылого семинога», — художники разных городов творили его одновременно на своём сайте в сети. Крылья должны были быть связаны с симметрией пятого порядка, а ноги с семеркой как таковой. Дракон, кусающий себя за хвост, — из кельтской мифологии, — это прообраз синкретического единства старого мира и нового сознания. Сами действия художников были ритуальны и должны были максимально сочетаться и открывать в этой фигуре нечто архетипическое как для себя, так и для зрителя. В фильме «Бессмертные. Война Миров» таким ритуалом и было создание Орла — Бога Гора. И если фигура ритуальна, то здесь очень важна синхроничность. Фильм — это первый опыт такого искусства дополненной реальности.

Да вы и сами часто слышите — этот, своеобразный чат с ангелами или бесами, чат с самим собой то ли в симфонии шествия грандиозно-величественного уничтожения человеческого мозга вторгающимися в него новыми состояниями сознания, то ли в какофонии последних воплей о пощаде бьющегося в агонии старого животного ума, ещё свойственного человеку разумному.



… Что для вас манга, гейм-графика, косплеи и мир веселых картинок? Как вы объясните, переведете это на язык людей, которые едут с вами в автобусе? Люди застряли на уровне использования вирта как базарно-форумной площадки брани или купли-продажи, и даже не понимают, что же представляет из себя его сознание, сознание, что сливает тебя и твой мозг с тысячами таких же, как ты, воедино в новую реальность, когда ты живешь в гиперкубе пятого или шестого измерения, где человеческое «Я» настолько трансформировано, что не нужны уже нам всем эти допотопные попкорновые ужасы «об убийствах в сети или через сеть», — ты же понимаешь, о чём я. С момента, когда они существовали как жанр, — прошло будто бы лет 1000. Ты сам уже новая Вселенная, плещущаяся звёздами в сверхеловеческом теле, тсс, об этом пока что никто не должен знать, притворись простым гиком. Для тебя уже не секрет, что в твоих очках, оправа которых рваным пикселем прячет от пассажиров маршрутки твой освобождённый мозг сверхчеловека, читающийся в твоих глазах, плещется сама Вселенная. Что нам с того, что все кричат о революциях, мы-то знаем, что Загрузка сознания и Экзокортекс давно существуют в нашей реальности.
Фильм отличается от нью-йоркского хипстерского стиля, повлиявшего на кинематограф визуальной игрой с психикой рецепиентов, - это tumblr-приём с мельканием скринов или коктейлем из гиф-анимации под рваную музыку. Нет, он обращается к душе, к первозданному, первобытному - другими методами, и может быть сейчас прадед геймерской культуры Энки Билал готовит новую бомбу, мощнее "Blade Runner'a", создавая который Ридли Скотт тоже вдохновлялся его комиксами, и новый фильм станет сильнее, чем "Зал Самоубийц" , "Чатрум", или "Экзистенция". В своём предыдущем проекте «Тико Мун» Энки Билал писал смиренно-интеллектуально, не навязывая никому свой нуар, и в этом был близок раннему Терри Гилльяму в его «Бразилии», а может быть, и "Лемони Сникетту: 33 несчастья" Брэда Силберлинга, или «Городу потерянных детей» Марка Каро и Жана-Пьера Жёне или «Кафке» Стивена Содерберга (хотя последнее и спорно), а новый проект будет не менее завораживающим, чем последний сериал Вачовских "8 чувство", где экзокортекс оказался за пределами 3-мерного земного мира...

Спрячься же, геймер, за стеклами твоих очков — их нейрокомпьютерный интерфейс прогнозирует неофутуристические блики в печальных граффити постповседневности, и не плачь синими слезами Индиго, ведь «проходит образ мира сего», как сказано в Библии. Или же давай заплачем вместе и смоем синим цунами наших слёз образ старого мира навсегда. Да ты ведь и не один вовсе, — внутри тебя не только космос, внутри тебя все информационные эоны человечества, созданные до тебя. Но пульс их внутри тебя — иной.



Если ввести людей, хотя бы на 50%, в мир их снов (в «Вирте» Джеффа Нуна сны записывались на виртуальный носитель-мозг), и отразить и взаимосвязать все сны и образы, которые, смеем уверить, у них довольно-таки похожие, то люди войдут в свою суть и будет возможной духовная революция.

И мы отдыхаем на этой аfterpaty, тонем в синем бассейне под кибер-транс-музыку и водку "Тарковскую", ибо что осталось нам от наших родителей, только их бесконечная тоска о Боге, а мы брошены и Тарковским, и Бергманом, и Антониони в эту пустоту без духовных средств к существованию, только слушать музыку, в которой каждый звук нелинейно расцветает фрактальным цветами, а стебли этих цветов прорастают в 7 и 8 измерения, и уносят нас в пустоту между частицами в танце бесконечности. Мы зависаем в абсолютном покое в трансе кибер-медийного ряда фильма или же полностью вливаемся в киберпогружения квинтэссенции всех смыслов, что изобрело человечество, в трансгуманистическую бессознательность, высказанную режиссёром... не как режиссером, а как художником the contemporary art в стиле этой посткиберпанковской технопати, в экстриме neo-future graffities, будто бы растворяясь в жидком неоновом времени, качаясь на фиолетовых волнах миров и измерений. Ах, если бы только эмоции не очаровывали своим теплом этот неоновый мир, то мы так и остались бы на уровне восприятия образов на очередной Венецианской биеналле, где тусуются наши снобы-родители, эти искусствоведы вечного Ничто, где покой космических океанов навсегда замутнён битвой эго и амбиций человеческой суеты. Взгляни, зачем нам их ярмарка тщеславия, ведь помнишь же, как сказано в «Эквилибриуме»: «Агрессия рождается только способностью чувствовать». А наши индиго-чувства уже не ведают и ни агрессии и ни убийства. Что прозвенел тебе на ухо ветер, когда ты несся на скейте среди неона ночи, о чём он говорил с тобой?



PostFactum
1. В докладе ООН «Наше общее будущее». Жан-Луи Коэн определил Нео-футуризм как «естественное следствие технологий, являющихся структурами, которые сегодня создают побочные продукты новых материалов с целью создания ранее невозможных форм». Этан Илфилд Мл. писал, что в современной неофутурстической эстетике машина становится неотъемлемым элементом самого творческого процесса, и генерирует появление художественных форм, которые были бы невозможны до появления компьютерных технологий.
2.Брайан Ино — британскиймузыкант, теоретик.Именно он, в ходе своих экспериментов, впервые употребил термин «эмбиент», а его альбом «Ambient 1: Music for Airports» был признан как альбом, оказавший наибольшее влияние на жанр.
Рецепты творчества Брайана Ино:
- Забыть о стандартах
- Извлекать пользу из случайностей и ошибок.
- Мыслить диаграммой — то есть видеть различие между Вечным в искусстве и Наносным (сиюмоментно-модным течением).
- Не пугаться сложности и новых технологий. Надо стремиться к техническим подвигам.
- Оставаться в рамках искусства для большинства людей. Если ты нравишься лишь «избранным» — это твоя ошибка. Ответная реакция широкой публики — самый лучший стимул для новых свершений. «Глас вопиющего в пустыне» слышат только змеи.
- Верить в то, что искусство влияет на реальную жизнь. Искусство — замечательный способ понять, как устроен мир вокруг и внутри нас.
- Убеждать не агрессивно, а обольстительно. Одна из функций искусства — показывать желанный мир. Представляя благополучие, красоту и Гармонию, понимаешь все несовершенства реального мира и стремишься удалить препятствия, отделяющие человека от его мечты.
- Сколотить костяк из людей-единомышленников, во время беседы с которыми в голове рождаются идеи, которые не посетили бы вас в одиночестве.- Хранить (беречь) свою культуру, но экспериментировать и не бояться создавать гибриды с чужими культурами.



  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments